Ученые нашли связь между COVID-19 и «русским гриппом»

11
11 минут
Ученые нашли связь между COVID-19 и «русским гриппом»

Эксперты спорят, насколько верна теория о том, что COVID – это зимняя болезнь. Означает ли это, что летом пандемия пойдет на спад, но осенью нужно снова начать беспокоиться? Большинство респираторных вирусов появляются почти исключительно в период с ноября по март, а прошлым летом количество случаев заболевания коронавирусом в разных странах упало. Но многие ученые утверждают, что этого недостаточно, чтобы делать твердые выводы о сезонном характере опасной болезни.

Прогнозы научных советников британского правительства о резком росте показателей заражения COVID-19 предполагают, что летняя третья волна коронавируса почти неизбежна.

Как пишет Mail On Sunday, согласно отчету, опубликованному в марте Научной группой по моделированию пандемического гриппа (SPI-M), которая консультирует правительство об угрозе инфекционных заболеваний, несмотря на успехи вакцинации от COVID, даже небольшого количества непривитых британцев может оказаться достаточно, чтобы вызвать экспоненциальный рост коронавируса к началу лета.

«Пессимистичный, но правдоподобный» сценарий будет включать в себя больницы, которые снова будут переполнены до краев, и смертность в том же масштабе, что и в январе.

Но, как писали эксперты, спасительную функцию летом может выполнить хорошая погода. Если вирус будет быстрее распространяться в холодное время года, как предполагали некоторые, теплое время спасло бы нас, «отсрочив или сгладив его возрождение».

Но, отмечает The Mail On Sunday, вопреки распространенному мнению, экспертами еще не до конца принята теория, что COVID – это зимняя болезнь.

Ученые практически не сомневаются в том, что в конце концов COVID станет эндемическим заболеванием в Великобритании, продолжая заражать и убивать, несмотря на программы вакцинации. Главный врач профессор Крис Уитти сказал в начале апреля, что коронавирус «не собирается уходить», но, что особенно важно, когда он появится снова – все еще горячо обсуждается.

За последний год было проведено множество исследований, посвященных поиску сезонных закономерностей вирусной активности, но многие из них не пришли к твердым выводам. Ни один крупный научный орган не пожелал назвать COVID «зимним» вирусом. Тем не менее эксперты говорят, что ответ на этот вопрос жизненно важен для эффективного предотвращения будущих всплесков заболевания. Потому что, если COVID, как и грипп, действительно более распространен зимой, у системы национального здравоохранения будет время подготовиться, запастись больничными кроватями, аппаратами ИВЛ и подготовить персонал на случай неизбежного всплеска случаев заражения.

Учитывая то, что мы знаем о респираторных вирусах в целом, может показаться логичным, что COVID становится более опасным зимой, но исчезает летом. Большинство респираторных вирусов появляются почти исключительно в период с ноября по март. В Великобритании, например, в среднем в эти месяцы умирает от гриппа около 10 тысяч человек, а к летнему периоду эта цифра падает почти до одной десятой этого показателя.

Другие вирусы, такие, как простуда, появляются круглый год, но концентрируются зимой. А прошлым летом количество случаев COVID в Британии упало ниже 600 в день, при этом количество смертей упало до трех за один день – по сравнению с 61 тыс. случаев ежедневно в середине января и 1300 смертельными случаями.

Но многие ученые говорят, что этого недостаточно, чтобы делать твердые выводы, указывая на противоречивые данные.

Во-первых, следует обратить внимание на примеры стран, которые пережили самый большой всплеск в разгар лета. В июле в США число случаев заболевания увеличилось до более чем 70 тысяч в день. В январе в Чили количество случаев заболевания удвоилось за месяц, увеличившись до более чем 4000 новых случаев в день, несмотря на жаркую температуру. Между тем Бразилия и Индия сильно пострадали от COVID-19 на прошлой неделе: в Бразилии было зарегистрировано более 450 000 новых случаев, а в Индии – почти два миллиона.

Некоторые ученые утверждают, что резкое сокращение заболеваемости в Великобритании прошлым летом не обязательно было связано с переменой времени года. Доктор Дэвид Стрейн, старший клинический преподаватель Медицинской школы Университета Эксетера, говорит: «В прошлом году было слишком много переменных, чтобы действительно понять, насколько погода повлияла на распространение COVID. Только когда мы увидим больше долгосрочных данных, мы сможем это понять».

Но теперь, когда на горизонте более года исследований замаячило второе лето пандемии, ученые, беседующие с The Mail On Sunday, обнаруживают множество новых доказательств, которые могут разрешить споры.

Профессор Лоуренс Янг, вирусолог из Университета Уорика, говорит, что теперь масса доказательств такова, что он «осторожно уверен» в том, что «инфекции COVID останутся на низком уровне летом и продолжат расти зимой». Пол Хантер, профессор медицины Университета Восточной Англии, добавляет, что рассматривать COVID как зимний вирус – это «здравый смысл».

Все согласны с тем, что да, COVID носит сезонный характер, пишет The Mail On Sunday. Но сезонный вирус означает не только его изменение вируса при воздействии разной температуры: сезонность также относится к тому, как люди ведут себя в разных климатических условиях и как это влияет на распространение вирусов, таких как COVID-19.

Профессор Янг говорит: «Когда становится холодно, мы склонны скапливаться в плохо вентилируемых помещениях. Это может увеличить вероятность заражения. В теплое время года мы проводим больше времени на открытом воздухе на больших открытых площадках, где риск передачи очень низок».

Это отчасти объясняет, почему грипп свирепствует в холодные месяцы, и, как говорят, именно поэтому в сентябре быстро выросли случаи заболевания коронавирусом. Так, 31 августа в Великобритании в среднем регистрировалось 1500 новых случаев заражения в день. Через неделю это число увеличилось вдвое и превысило 3000. К концу сентября средний показатель достиг 12 000 случаев в день.

Доктор Стрейн говорит: «Впервые мы увидели заметное возвращение в COVID после августовских выходных, когда пошел сильный дождь. Впервые с начала лета людей заставили уйти в закрытые помещения ».

Школьные условия часто упоминаются как играющие роль в сезонности вирусов. Профессор Пабло Мурсия, вирусолог из Университета Глазго, говорит, что большинство простудных заболеваний в первую очередь переносятся детьми на дом остальным членам семьи. «Когда школы возвращаются с летних каникул, мы часто видим, что сезонные вирусы начинают расти», – добавляет он.

Это было видно с COVID, когда в сентябре 2020 года школы впервые вернулись после первого закрытия. Данные Управления национальной статистики показывают, что к ноябрю COVID-19 был наиболее распространен среди детей в возрасте от пяти до 17 лет.

Профессор Хантер говорит: «Сезонность любого вируса определяется рядом факторов, и одним из наиболее важных является поведение человека».

Но еще более поразительным выглядит растущее количество доказательств того, что на частицы COVID-19 также влияет погода: недавно опубликованные исследования показали, что более высокие уровни солнечного света снижают риск передачи коронавируса. Ранее в этом месяце исследователи Ливерпульского университета предположили, что это связано с тем, что повышенное УФ-излучение (ультрафиолетовый свет, излучаемый солнцем) может повреждать вирус COVID. Исследователи изучили инфекции в более чем 300 городах по всему миру и обнаружили четкую корреляцию между увеличением УФ-излучения и снижением скорости распространения вируса.

Также, пишет The Mail On Sunday, интригуют данные, свидетельствующие о том, что COVID может быть менее смертоносным летом – и хотя это не влияет на скорость передачи, но может снизить людские потери в больницах.

На прошлой неделе исследователи Эдинбургского университета опубликовали анализ данных по США, Италии и Великобритании и обнаружили, что смертность от COVID была ниже в районах с большим количеством солнечного света.

Доктор Ричард Веллер, дерматолог-консультант и соавтор исследования, утверждает, что солнечный свет обеспечивает защиту, потому что он заставляет кожу выделять оксид азота – естественное соединение, которое, как было показано, снижает тяжесть симптомов COVID. Он говорит: «Когда вы устраняете все смягчающие факторы, такие, как возраст, бедность, основные состояния здоровья и распространенность вируса, у вас гораздо больше шансов умереть от COVID в Нортумберленде, чем на острове Уайт. Мы считаем, что это связано с тем, что на острове Уайт гораздо больше солнечного света».

По словам профессора Янга, ответ мог быть намного проще. «Жара и влажность влияют на вирусы, – говорит он. – Если мы возьмем грипп в качестве примера, мы знаем, что клетки не выживают в этих условиях, они по существу высыхают и, следовательно, становятся менее заразными. Коронавирусы, такие, как COVID-19, известны как «вирусы оболочки». Это означает, что вокруг вирусной клетки есть жировая мембрана, которая защищает ее от атмосферных воздействий, которые могут ее разрушить, – например от холода. Жаркая погода делает эту мембрану более текучей и нестабильной, делая вирус более уязвимым, легко уничтожаемым и менее заразным».

Ранние исследования показывают, что COVID-19 реагирует на холод так же, как и другие коронавирусы – такие, как SARS и MERS.

Профессор Янг указывает на реальные примеры, которые служат дополнительным доказательством: «Мы видели большое количество вспышек на мясокомбинатах. Это может быть связано с тем, что низкие температуры обеспечивают каплям COVID среду, в которой они могут процветать».

Что касается аргумента о том, что рост заболеваемости в жарких странах означает, что COVID имеет несезонный характер, многие ученые считают: эта версия просто не выдерживает критики.

По словам доктора Веллера, уникальные обстоятельства, в которых возникли вспышки в Бразилии и Индии, делают невозможным изучение сезонных тенденций: «В обеих странах наблюдаются вспышки, вызванные неправильным руководством правительства, а также некоторые чрезвычайно заразные варианты. Я думаю, что там совсем другие ситуации. Никакое количество солнечного света не сможет остановить такую ​​крупную вспышку».

Другие эксперты отметили, что во всем мире с января по февраль число случаев COVID снизилось почти на 50 процентов. Говорят, это время представляло собой встречу времен года между Северным и Южным полушариями: одно выходило из зимы, другое собиралось войти в нее.

В феврале Всемирная организация здравоохранения заявила, что исследует эту закономерность как возможное доказательство сезонности COVID. Но с тех пор появилась еще одна интригующая теория о сезонности коронавируса.

В 1889 году смертельный респираторный вирус, известный как «русский грипп» (а также как «азиатский грипп»), прокатился по миру. Подпитываемая появлением железных дорог, она стала первой пандемией, унесшей жизни более миллиона человек. Считалось, что «русский грипп» был формой гриппа, но в последние годы ученые предположили, что на самом деле это был коронавирус, известный как OC43, который до сих пор встречается в течение зимних месяцев в Великобритании и вызывает легкие симптомы простудных заболеваний.

Эксперты утверждают, что сходство между COVID-19 и «русским гриппом» поразительно. Пациенты, которые заразились этой болезнью, жаловались на длительную летаргию после того, как инфекция прошла, как и те, кто страдает «длительным» COVID.

Более того, OC43 и COVID-19 похожи по структуре, пишет The Mail On Sunday .

Профессор Янг говорит: «Русский грипп» в конце концов превратился в зимний вирус. Думаю, учитывая сходство, то же самое могло произойти и с COVID-19».

Итак, задается вопросом издание The Mail On Sunday: хотя третья волна может и не быть запланирована на лето, означает ли это, что мы должны ожидать ее зимой?

Ученые из Научной группы по моделированию пандемического гриппа (SPI-M), выразили обеспокоенность тем, что, если коронавирус носит сезонный характер, это может привести к возникновению ложного чувства безопасности, и слишком большое число людей, действующих так, как будто вирус исчез, может вызвать всплеск заболеваемости в начале осени.

Эксперты говорят, что к сентябрю защита, обеспечиваемая вакцинами, в нескольких тысячах случаев может начать ослабевать. Это – в сочетании с небольшим количеством непривитых людей и десятью процентами, у которых вакцина не работает, – может просто перевернуть ситуацию.

Профессор Хантер соглашается: «В прошлом году число случаев заболевания начало расти настолько, что в конце августа повлияло на количество госпитализаций. Но в этом году, учитывая вакцинацию, цифры могут начать расти в октябре или ноябре».

Однако доктор Стрейн говорит, что настоящее испытание будет зимой, когда Национальная служба здравоохранения почти наверняка окажется под угрозой поражения.

Но пока еще не все так мрачно: вакцинация от коронавируса осенью, потенциально – в сочетании с прививкой от гриппа, позволит избежать повторения прошлой зимы, считают эксперты.

В марте британский министр по вакцинам Надхим Захави заявил, что ревакцинации для лиц старше 70 лет, медицинских работников и клинически уязвимых групп «скорее всего» начнутся в сентябре.

Доктор Стрейн говорит: «Ковид вернется – в этом я не сомневаюсь. Когда это произойдет, нам нужно установить защитный забор вокруг уязвимых».

В настройках компонента не выбран ни один тип комментариев