Добежать за 30 секунд: израильтяне описали бомбежки под "Железным куполом"

5
11 минут
Добежать за 30 секунд: израильтяне описали бомбежки под "Железным куполом"

Затихли сирены воздушной тревоги, открываются школы и детские сады, на городских рынках вновь начинают торговать арабские лавочники. Мирная жизнь в Израиле возвращается в привычное русло. Надолго ли затих палестино-израильский конфликт и как долго продлится зыбкое перемирие? Особого оптимизма по этому поводу, увы, никто не питает. «МК» постарался выяснить, что об этом думают наши бывшие соотечественники, переселенцы из России, и как им живется между миром и войной в Земле обетованной?

День гнева

Ближневосточное противостояние продолжается уже несколько десятилетий. Конфликт между палестинцами и евреями то затихает, то разгорается с новой силой. Очередная вспышка насилия началась на этот раз в Восточном Иерусалиме после того, как Верховный суд Израиля решил выселить несколько арабских семей из их домов.

«Мы приехали в Иерусалим как раз в тот день, когда начались первые стычки арабов с полицией на Храмовой горе. Но тогда мы даже не подозревали, что все может перерасти в такой серьезный военный конфликт, — рассказывает певица из России Ксения Чернова. — Отношение к протестам в Израиле сильно отличается от того, к чему мы привыкли у себя на родине. Мы живем здесь только 2,5 года, но уже успели понять, что протесты и митинги — это норма местной жизни».

По словам девушки, в Израиле люди могут свободно высказывать свое мнение, в том числе и в форме уличных протестов. Но полиция строго следит за тем, чтобы эти действия не переходили грань дозволенного и митинги не превращались в беспорядки. Однако между палестинцами и полицией все же нередко происходят столкновения. Арабы даже могут запустить камнем в стража порядка или в одинокого солдата, к таким выпадам тут уже давно привыкли. Но на этот раз все пошло по самому страшному сценарию, и уличные демонстрации во многих городах Израиля переросли в настоящие побоища.

«Стычки в Иерусалиме мы не видели, мы находились на израильской территории, а беспорядки были в палестинской части города, — продолжает Ксения. — Обстановка в городе была обычная, никаких повышенных мер безопасности. Мы смогли даже фотосессию сделать. Но полиция попросила нас не ходить в арабскую часть города. Здесь у населения к людям в форме особое, доверительное отношение, поэтому если полицейский тебе советует чего-то не делать или куда-то не ходить, то любой нормальный человек так и поступит».

Про то, что ситуация в арабских кварталах накалилась до предела, Ксения с мужем узнали уже после возвращения из Иерусалима в Рамат Ган, город-спутник Тель-Авива, где они сейчас живут. А потом начались ракетные обстрелы из сектора Газа. Сначала били по южной части Израиля. Но вскоре сирены воздушной тревоги завыли и в их городке.

«Когда мы приехали только в Израиль, нас успокаивали: не переживайте по поводу обстрелов, есть бомбоубежища и система ПВО «Железный купол», все это надежно защищает от ракетных налетов. Но одно дело знать это в теории, и совсем другое — испытать на практике», — признается девушка.

Хватай кошку и беги

В целом атмосфера в стране спокойная, соседи и знакомые Ксении не показывали даже в самые тяжелые дни конфликта никакой паники и страха. Напротив, все вокруг старались поддерживать новичков-переселенцев. Но Ксения признается, что у них был шок.

«Существует много разных инструкций на случай налетов. Например, куда бежать, где прятаться, если ты дома или на работе. Как вести себя, если обстрел застал тебя на улице. Но когда звучит сирена, то все инструкции вылетают из головы».

В Израиле в домах-новостройках теперь в каждой квартире есть специальная комната-бомбоубежище. И вся семья может там укрыться во время налетов. Это помещение закрывает огромная стальная дверь, на окнах — железные ставни, стены выполнены из сверхпрочного бетона. Но дома старой постройки таких убежищ не имеют, поэтому люди просто выбегают на лестничную площадку и там пережидают налет.

«Когда мы первый раз выбежали на лестничную площадку, у нас были круглые от ужаса глаза, на руках — кошка, тоже в панике. Все соседи нас успокаивали. Говорили: не бойтесь, ничего страшного не происходит, вот увидите — через 10 минут налет прекратится. Их спокойствие и дружеская поддержка, конечно, нам очень помогали».

На вопрос, что люди берут с собой в бомбоубежище, наши собеседники лишь пожимали плечами: все самое дорогое. Например, Ксения с мужем первым делом ловили кошку, которая, заслышав вой сирены, старалась забиться в какой-нибудь угол. Родители хватают детей. Про вещи, драгоценности и деньги никто в такие моменты не думает.

«Обстрелы длились несколько ночей подряд. Заснуть было невозможно, потому что то и дело выла сирена. Тогда нужно было сразу соскакивать с кровати, хватать кошку и бежать в подъезд. От сигнала воздушной тревоги до начала обстрела в нашем городе проходило полторы минуты, а на юге всего от 30 до 17 секунд», — говорит Ксения.

«В такие дни, — признается она, — я чувствовала себя ужасно, подсознательно все время ждала очередного налета». Однажды она поймала себя на том, что несколько часов просидела перед компьютером, уставившись в погашенный экран.

Ракеты, выпущенные из сектора Газа, всегда первыми накрывают юг страны. Когда начинают обстреливать юг, то жители центральной части морально тоже готовятся, что вот-вот — и у них сейчас начнется. К счастью, система ПВО «Железный купол» сбивает большинство палестинских ракет еще на подлете к цели. Но даже те единичные экземпляры, что упали на улицы израильских городов, натворили там немало бед.

«На соседней с нами улице упала ракета, все стекла в четырех домах вылетели. На первых этажах там были магазины, витрины и вся обстановка внутри них уничтожены, как после урагана. Даже страшно представить, что в таком случае творится на юге, где интенсивность обстрелов намного выше, чем у нас, там и пострадавших намного больше. Хотя «Железный купол» нас хорошо защищает, ведь падают на землю лишь считаные ракеты», — отмечает Ксения.

Страшная арифметика

«В Израиле все поддерживают правительство», — уверяли меня люди, с которыми удалось поговорить в самое жаркое время конфликта.

Действительно, большинство еврейского населения с уважением и даже гордостью относятся к армии и считают, что государство делает все возможное, чтобы не допустить больших человеческих жертв среди мирного населения. Поэтому израильтяне не могут понять, за что на них сейчас ополчились во всем мире, почему им в упрек ставят то, что жертв среди евреев за время этого конфликта было намного меньше, чем среди палестинцев. «Неужели нам следовало отключить систему ПВО и позволить ХАМАСу разбомбить наши города, чтобы уравнять количество раненых и погибших? — говорят они. — У нас уже в детских садах учат малышей, как вести себя при обстрелах. Дети ложатся на пол, закрывают голову руками и не двигаются, пока им не разрешат взрослые», — рассказывают израильтяне. В общем, жутковато слушать про такие уроки выживания, но, наверное, это необходимо в условиях перманентного военного конфликта.

«Мы живем в Израиле совсем недолго и еще не решили для себя, останемся здесь навсегда или вернемся назад в Россию, этот вопрос открыт, — говорит Ксения. — Но одно поняли совершенно ясно: к человеческой жизни здесь относятся иначе, чем в России, тут это величайшая ценность. И если с кем-нибудь из жителей страны случится беда, то его семье не придется сражаться с ней в одиночку. Тут за здоровье и жизнь своих граждан будут бороться до последней возможности. Не пожалеют для этого никаких денег и средств».

К сожалению, мне не удалось поговорить с израильтянами арабского происхождения, чтобы выяснить, разделяют ли они такую же точку зрения на ценность человеческой жизни в Израиле.

Правда, один пример на эту тему мне все же удалось найти в местной прессе. В последние дни было много столкновений на почве религиозных и межрасовых конфликтов, дело доходило до линчевания евреев арабами и наоборот. В результате одного такого страшного инцидента погиб мужчина-еврей, а его органы пошли нуждающимся пациентам, среди которых был и араб — ему досталась почка от идеологического, так сказать, противника. Его жена потом выражала семье погибшего соболезнование и благодарила за то, что израильские врачи спасли ее мужа.

Боснийский сценарий?

Эли Голуб в Израиле уже семь лет, работает в Тель-Авиве в IT-компании, живет в городке Холон, семьей пока не обзавелся. И в отличие от трепетной девушки Ксении у молодого 25-летнего израильтянина, отслужившего в армии, страха перед ракетными обстрелами нет. Хотя ему довелось стать свидетелем того, как один снаряд попал в автобус, к счастью, люди к тому моменту успели его покинуть. А вот в другом городе ракета угодила в автомобиль, водитель погиб моментально, кроме того, пострадали окружающие дома.

«Жертв могло быть намного больше, если бы не «Железный купол». На систему ПВО выделяются огромные средства, а еще нужно содержать армию. Но большинство считают, что эти траты оправданны», — уверен Эли.

Но если за обороноспособность страны он спокоен, то в психологической стабильности своих новых сограждан парень уже начал сомневаться. По крайней мере, таких вспышек насилия, какие были в последние дни, Эли не припомнит.

«Раньше тоже были единичные столкновения полиции с арабами, но такого, чтобы у нас линчевали людей на улице, — не припомню!» — говорит он.

Особенно тяжелая ситуация в городах со смешанным населением. На севере, где безопасно в плане обстрелов, потому что самодельные ракеты палестинцев туда не долетают, опасно было ходить по улицам из-за беспорядков, которые устраивали ортодоксы-евреи и экстремисты-арабы.

«Далеко не все арабы участвуют в уличных потасовках, многие из них вполне успешные люди, работают, учатся, воспитывают детей. У меня есть друзья среди арабов, с одними я связан по работе, с другими живу по соседству. Я считаю, нет плохих народов, есть плохие люди», — говорит парень.

Личные отношения между арабами и евреями продолжаются, хотя напряженность чувствуется. У людей нервы на пределе, конфликт может вспыхнуть в разговоре даже на самую безобидную тему. Кто-то предпочитал в эти дни отсиживаться дома. Многие арабские магазины и лавки были закрыты. Дети в школы и сады в городах, где есть смешанное население, не ходили. Заведения общепита тоже не работали. Сейчас нормальная жизнь постепенно возвращается в израильские города. И хотя отдельные европейские эксперты заговорили о возможном повторении в Израиле боснийского сценария, сами жители Земли обетованной надеются на лучший исход для их страны.

«У нашей компании, которая обслуживает кафе и рестораны, много клиентов среди арабов. Естественно, мы не хотим от них отказываться. Всем надоела война, люди хотят возвращения нормальной жизни. Последние годы арабы с евреями жили относительно мирно. Очень надеюсь, что скоро опять так будет», — говорит на прощание Эли.

«Слава Богу за все…»

В разговоре с израильтянами поражает, с одной стороны, присущий им фатализм, с другой — способность сохранять в самых тяжелых ситуациях спокойствие духа и при этом еще питать надежду на скорое разрешение конфликта.

Пенсионерке из Ижевска Фриде Сентяковой 80 лет, из них 7 последних она живет на севере Израиля, в Хайфе. Здесь происходили одни из самых ожесточенных столкновений между арабами и евреями, но Фрида Шлемовна рассказывает о прошедших волнениях спокойно, без истерики, в ее словах нет никакого негатива в адрес палестинцев, только сожаление, что по вине экстремистов пострадало столько невинных людей.

«Я приехала в Израиль 7 лет назад, и тогда тоже было обострение отношений с палестинцами. Но народ в Израиле живет закаленный, поэтому никакой паники у людей нет. Все настолько привыкли к обстрелам со стороны Газы, что как только ситуация обостряется, берут все самое необходимое и уезжают в безопасное место. Например, до нас ракеты не долетают. Кто не может сам уехать из города, то хотя бы детей старается вывезти к родственникам. А когда ситуация нормализуется, все опять возвращаются», — рассказывает женщина.

Бывает, конечно, что возвращаться уже и некуда, дом разбомбили. Но государство и тут своих не бросает. Помогает материально, люди подыскивают себе новое жилье, а деньги на аренду выделяются за счет бюджета.

Во время самого сильного обострения межнационального конфликта в Хайфе местный мэр придумала неожиданный способ примирить евреев с арабами. Она предложила провести в Доме дружбы народов совместную дискотеку. Привезла из дома музыкальную аппаратуру и включила музыку, многие с удовольствием танцевали. По словам Фриды, музыка и танцы в любом случае лучше действуют на людей, чем лозунги и пропаганда.

«Пока шло обострение, многие арабские лавки на рынке были закрыты — это они так свой День гнева отмечали. А сегодня вижу — уже большинство магазинов открылось. Это верный знак, что конфликт пошел на убыль», — отмечает пожилая израильтянка.

Конечно, арабо-израильский конфликт еще не исчерпан. К счастью, на этот раз большой войны удалось избежать. Как долго удастся сохранять это хрупкое перемирие, не берутся сейчас прогнозировать даже самые опытные эксперты. Но люди здесь, как и повсюду, хотят просто жить счастливо, любить и растить детей. Так, как им повелел Бог, в которого они не перестанут верить никогда.

В настройках компонента не выбран ни один тип комментариев