Летчик-испытатель Толбоев раскрыл порядок действий при угрозе авиатеракта

4
4 минуты
Летчик-испытатель Толбоев раскрыл порядок действий  при угрозе авиатеракта

Президент Белоруссии Александр Лукашенко сделал первые заявления по инциденту с посадкой самолета Ryanair, в котором летел бывший главред телеграм-канала Nexta Роман Протасевич. На встрече с парламентариями 26 мая он заявил, что борт развернули, когда он подлетел к БелАЭС и возникла угроза для атомной электростанции. По словам Лукашенко, на борту самолета находился террорист. «А если бы вдруг cистемы безопасности АЭС были переведены в режим полной боевой готовности?» — спросил он.

Совсем недавно, в марте, белорусская пресса подробно писала о том, как и кем охраняется БелАЭС. В частности, упоминался зенитный ракетный полк, оснащенный ЗРК «Тор», в чьи задачи входит именно противодействие воздушному терроризму и отражение атак летательных аппаратов. Конечно, какие бы доводы теперь не приводил Лукашенко в защиту своего решения посадить в Минске самолет авиакомпании Ryanair с Протасевичем на борту, на отношение к нему мирового сообщества это вряд ли повлияет. А как расценивают инцидент профессионалы?

«МК» обратился за комментариями к заслуженному летчику-испытателю, герою России, генерал-майору Магомеду Толбоеву.

- Как вы оцениваете действия белорусских властей в инциденте с самолетом Ryanair?

- Положительно! Белоруссия ведет себя в соответствии со своим статусом и положением государства, одной из стран, победивших Германию. Самые большие потери в той войне понесли белорусы. Белоруссия, Белая Русь, достойна уважения. Любые ее действия я воспринимаю, как достойные. Я высоко оцениваю действия летчиков-профессионалов. Они получили приказ, они его выполнили.

- Вы считаете правильным, что из-за одного человека на борту сажают самолет?

- В Казани один человек расстрелял 26 человек. Это правильно, вы считаете? Террористы должны быть уничтожены на корню, как класс. Кем бы они ни были. Русские, дагестанцы, аварцы, лезгины. Они должны быть уничтожены. Это шайтаны, как сказал один мой друг. Мы не знаем, что там произошло, мы не в курсе. Кто там руководил, что хотели. Мало ли что. Надо ликвидировать их. Каждого по одному поймать. Мы уже поймали 27 басаевских террористов за последние годы. Тоже хорошие были. С террористами надо разговаривать на их языке.

- Представьте, что пережили пассажиры – обычные мирные люди, которые летели в том самолете. Неожиданная посадка, боевые истребители. Чудо, что ни у кого не случилось сердечного приступа. Они были страшно напуганы.

- Ну и что теперь? Напуганы! Когда в школе террорист расстреливал людей, не были напуганы? Когда арабский самолет взорвали, 300 человек погибли, они что, не испугались? Есть порядок государственный. Есть закон. И никогда ни перед кем не надо ломаться. Не Америка должна нами руководить и не Европа.

- То есть действия и властей, и летчиков, и технических служб, вы считаете, были правильными?

- Абсолютно правильными, в соответствии с обеспечением безопасности государства. А мы должны их поддержать, морально и психологически. Не надо оглядываться на Америку и Европу. А то – закрыли воздушное пространство! Пусть вокруг ходят. Тратят топливо и деньги.

- А зачем понадобилось поднимать в воздух истребители?

- А на это у нас есть инструкции, в соответствии с которыми мы действуем. А почему вы этот вопрос не задаете США? После трагедии 11 сентября американским военным летчикам разрешено в воздухе сбивать пассажирские самолеты. Четко написано: расстрелять в воздухе, если там террорист на борту. У нас это запрещено, мы не имеем права стрелять. Наш летчик может только подлететь, крыльями дать сигнал: «внимание». Дальше я делаю разворот, это означает «следуй за мной». Он должен послушаться. Если нет, я опять возвращаюсь. И еще раз показываю: «следуйте за мной». Это все уже отработано. Есть еще частота международная на такие случаи, которую они должны слушать. Так что все отрегулировано законодательно. Что делать конкретно, дайте совет нам. Мы тупые. С одной стороны, взрывают, погибает 300 человек. Нормально. С другой стороны, для обеспечения их безопасности эти люди сидят на земле. Потом летят дальше. Они живы-здоровы. Но они испугались. Ну, испугались, но зато живые!

- Как действует пилот, если поступает сообщение о бомбе?

- О бомбе ему никто не сообщает, он слышит только одно: «перехватить и посадить». Мы действуем только по инструкции.

- Истребители могли расстрелять самолет?

- По нашим законам нет. По американским – да.

- А зачем тогда у истребителей, которые летели на перехват, были ракеты?

- Это штатные ракеты, которые всегда висят. Но они не применяются ни при каких условиях. У нас очень гуманный подход к этим вопросам.

В настройках компонента не выбран ни один тип комментариев