Охранник школы раскрыл профсекреты: взрывчатка из морковки, подозрительные мужчины

2
8 минут
Охранник школы раскрыл профсекреты: взрывчатка из морковки, подозрительные мужчины

После казанской трагедии вновь остро встал вопрос об охране российских школ. На охранников учебных заведений (чоповцев или бабушек-вахтерш, кому как повезет), как на последний барьер на пути «колумбайнеров», которых уже прошляпили и родители, и школа, и психиатры, возлагают последние надежды в предотвращении трагедий, подобных керченской и казанской. Сотрудник безопасности одной из передовых в плане защищенности школ, расположенной в российском мегаполисе, раскрыл «МК» свои профессиональные секреты.

Бывший сотрудник МВД, ныне чоповец Сергей Мясищев, сначала охранял и защищал учащихся в школе, а теперь отвечает за безопасность объектов образования в городе, обучает и инструктирует охранников. Школа, в которой Сергей проработал 10 лет, защищена по последнему слову техники, муха не проскочит, комар не пролетит. Учебное заведение — огромное, в нем учится порядка 1000 детей, поэтому и безопасности уделено повышенное внимание. Ни сама школа, ни тем более родители охрану не оплачивают, средства выделяются департаментом образования города.

Еще 10 лет назад в школе были установлены два поста охраны и 60 камер видеонаблюдения. Раз в год все охранники проходят обучение и сдают онлайн-тесты. В режиме онлайн можно дистанционно контролировать обстановку не только внутри школьного здания, но и снаружи. Причем это можно делать из любого места — из дома руководителя охраны, из дежурной части. С помощью видеокамер все, кто приближается к школьной калитке, видны как на ладони. Дети проходят через турникеты по электронным пропускам.

Мы расспросили Сергея о его трудовых буднях.

— Бывают ли у охранников конфликты с родителями?

— Родители могут пройти к учителям, позвонив по внутреннему телефону. У меня фотографическая память на лица, я сразу определяю, родитель это или посторонний человек. Если чужие и подойдут к школе, то мимо сотрудников охраны они не пройдут, их остановят и выяснят причину их визита.

Конфликтные ситуации случаются. Иногда даже приходится вызывать полицию для разбуянившихся родителей. Они хотят пройти в школу во что бы то ни стало. Недовольны, что школа охраняется, как тюрьма. Например, был случай, когда родителю нужно было попасть к учителю. Но звонить он не хотел. В таких случаях нужно сразу пойти на опережение конфликта, например, позвать другого сотрудника школы, чтобы переключить внимание конфликтующего. Тот, соответственно, переключится — и накал напряжения снизится. Родители, для которых приходилось вызывать наряд полиции, как правило, приходили в подпитии и не могли контролировать свои действия. Такие случаи бывают примерно раз в полгода.

— А с детьми какие случаются инциденты?

— Дети были бы не дети, если бы они не хулиганили. Иногда ученики намеренно демонстрируют воинственность в присутствии охраны, пытаются задирать своих сверстников, устраивать бойцовские поединки, потому что знают, что охрана их разнимет и серьезно им не достанется. Поэтому иногда приходится предотвращать потасовки между школьниками.

Бывает, что школьники несут какой-то подозрительный предмет в школу. Например, ребенок занимается фехтованием и несет рапиру. Или идет с каким-то подозрительным негабаритным предметом, лыжами в чехле и пр. Мы его останавливаем, проверяем металлоискателем. Сейчас во многих школах после проведения выборов остались рамки. Это тоже немаловажно. Если запищало, ему предложат: будьте добры, откройте, пожалуйста. На наших объектах еще не случалось такого, чтобы школьники пытались пронести нож, перцовый баллончик и так далее. И это не потому что дети такие примерные, просто они знают, что мимо нас ничего пронести не удастся.

Однажды, это было несколько лет назад, когда еще не появились последователи «колумбайнеров», старшеклассники решили проверить реакцию охраны в школе. Взяли пакет морковок, штук десять, перевязали изолентой, чтобы было похоже на взрывчатку. И заткнув за пояс, попытались пройти в школу. Металлоискатель, конечно, не сработает в таком случае, но охранник сразу увидел, что у ученика что-то за поясом торчит. Школьника остановили, отобрали «муляж», провели беседу. Потом ему еще от родителей досталось, когда им передали эту информацию. Вообще старшеклассник, решивший так «пошутить», рисковал, при других обстоятельствах его бы могли скрутить, применить к нему физическую силу.

— С какими необычными случаями вам еще приходится сталкиваться?

— Когда сотрудник охраны долго работает в школе, как я, то он в лицо знает всех детей и родителей, даже имя и фамилию ребенка. Особое внимание мы уделяем малышам с первого по четвертый класс. Однажды за одной третьеклассницей следом вошел неизвестный мужчина (в так называемую «красную зону», где могут находиться родители, такой «предбанник» до турникетов) и стал ею интересоваться. Девочка была такая заметная, яркая. Я насторожился. После моей просьбы показать документы человек быстро ушел. Я рассказал об этом педагогам и родителям девочки. Родители сказали, что их дочь никто спрашивать не мог, родственников у них здесь нет. Они обратились в полицию, просмотрели видео с этим человеком...

Прошел ровно год, как этот мужчина вновь появился в школе. Тогда я попросил напарника закрыть входную дверь на ключ, а сам нажал кнопку экстренного вызова полиции (КЭВП). У нас в школах есть не только стационарные «тревожные кнопки», но и у всех охранников есть при себе брелоки с кнопкой.

Открою вам секрет, даже у директора школы есть такой брелок. После этого я стал отвлекать мужчину разговорами, чтобы оттянуть время. Приехал наряд, его задержали до выяснения личности, и оказалось, что этот человек с нездоровой психикой — и какие у него были цели в отношении девочки, можно только предполагать. Родители меня очень благодарили.

В другой раз появился нетрезвый мужчина в военной форме и стал требовать пропустить его к ответственному по безопасности, чтобы «разобраться с ним по-мужски». Он угрожал и матерился. Сотрудница охраны не смогла с ним договориться и нажала тревожную кнопку. Приехала Росгвардия и задержала его.

Недавно на одном из моих объектов (в этой школе не было охранной сигнализации) во время утреннего обхода сотрудница охраны обнаружила, что окно распахнуто. В здание кто-то проник. По инструкции в таком случае нужно активировать «тревожную кнопку». Потом сотрудница увидела выходящего из пищеблока мужчину, который объяснил ей, что залез через окно, чтобы погреться и раздобыть еды. Пока ехала полиция, наша сотрудница пыталась его отвлечь разговорами, протянуть время. В итоге заманила его в фойе и заперла на ключ. И все, он попался. Потом выяснилось, что этот мужчина вел асоциальный образ жизни, был ранее судим.

Однажды во время обхода школьной территории до начала занятий охранники обнаружили бесхозный чемодан. Как он мог там оказаться, непонятно. Не трогая его, оцепили участок и вызвали полицию. Оперативники увезли чемодан, проверили, к счастью, ничего опасного в нем не оказалось.

— Давайте поговорим о недавней казанской трагедии в школе: что бы вы предприняли, если бы подозрительный человек направился к школе?

— У нас отработан механизм по действию сотрудников охраны школы, чтобы обезопасить незнакомца. После случаев массовых расстрелов в российских школах мы на всех входных дверях установили магнитные замки. Входная калитка практически во всех столичных школах оборудована домофоном. Мы бы сразу увидели, что человек одет не по погоде, что на нем что-то длинное, что он что-то прячет. Сразу бы вызвали наряд.

— Есть ли у вас оружие? Как вы сможете себя обезопасить, если в вас начнут стрелять?

— Оружия у нас нет, мы можем только вызвать наряд. Мы себя никак не можем обезопасить. Из спецсредств у нас есть только наручники, мы можем их применить в случае угрозы. Если у тебя нет оружия, нужно максимально тянуть время. И тут важна психологическая подготовка самих сотрудников. Чтобы не спровоцировать злоумышленника. Может быть такое, что человеку не хватает какого-то шага до совершения преступления. Ему нужен мотив, нужен какой-то всплеск. На последних этапах бывает, что люди останавливаются и передумывают. Он же не на войне, когда там враги, а здесь — свои. Он находится в обществе. Нужно попытаться заговорить с преступником, уговорить его отказаться от своих действий, предложить другой выход. Может, ему нужна какая-то помощь. То есть человека нужно отвлечь. Для нас главное, чтобы он не прошел и дети не пострадали. В «Школе без опасности» проводятся онлайн-уроки по разбору таких ситуаций.

Я не могу утверждать на 100%, что такого бы не случилось в наших школах. От этого не застрахован никто. Чтобы преступления не произошло, нужна его профилактика. Я учу своих сотрудников так: идет опоздавший — проверьте его, идет не по сезону одетый — проверьте. Если в школе всех проверяют, не пускают посторонних, сотрудники охраны подготовленные, есть видеонаблюдение и все окружающие знают, что они как на ладони, в такие места злоумышленник не отправится. Идут всегда только в слабое место. Преступник в гору не пойдет, ее обходят даже правонарушители.

— Нужно ли, по вашему мнению, вооружить охрану наших школ и учителей по примеру израильских?

— Я считаю, что это не нужно. Достаточно наручников, с помощью которых можно задержать нарушителя. Сотрудник охраны не должен восприниматься детьми как угроза. Он должен восприниматься как доверительное лицо, к которому учащийся с какой-то своей бедой или сложностью может даже обратиться за помощью. А если будет пистолет, то он когда-нибудь выстрелит.

— Как же все-таки обезопасить школы, в которых нет такой, как у вас, крутой системы охраны?

— Нужно развивать систему безопасности в любом случае. Но ведь только одной охраной школ нельзя ограничиваться. Нужны социальные проекты, социальные педагоги, которые бы вели работу со школьниками, должен быть фильтр на государственном уровне для выявления националистических и других опасных групп в соцсетях. Должен быть комплекс мер, начиная с семьи, школы, а охрана — это уже заключительный барьер на пути таких преступников.

В настройках компонента не выбран ни один тип комментариев