Раскрыты детали замены мигрантов заключенными: уголовники недовольны

14
6 минут
Раскрыты детали замены мигрантов заключенными: уголовники недовольны

«Вечерок в хату!» - проходя быстром шагом мимо дворника, тихо говорят люди. А тот скалится беззубым ртом и потирает руки в наколках. Такую картинку рисуют в воображении критики инициативы ФСИН заменить труд мигрантов на труд заключенных. Как считает тюремное ведомство, осужденные к принудительным работам могли бы убирать дворы и улицы, собирать урожай, строить дома, ухаживать за лежачими больными, водить такси. Идея получила поддержку в Минюсте. Как все будет работать, выяснил «МК».

Для начала разъясню, что имела в виду ФСИН, говоря об использовании труда заключенных. С 1 января 2017 года введен новый вид наказания за небольшие преступления – принудительные работы. Он стал альтернативой лишению свободы. Суть: исправлять преступников трудом (работать должны ежедневно по 8 часов в сутки, кроме выходных и праздников).

В свое время я побывала в первом исправительном центре, который построили для реализации этого новшества. Осужденные там живут как в общежитии, по утрам уходят на работу (ее вид определяется начальником центра), вечером возвращаются. Могут пользоваться мобильным телефоном и интернетом, приглашать в гости друзей.

Если захотят выйти за пределы в свободное от работы время — в парк, в кино или еще куда — то просто уведомляют (можно по СМС): я, мол, там и там, занимаюсь тем-то и тем-то. Про питание в центре: ты кушаешь то, что у тебя есть (купил или родные передали), но, если возможности кормиться нет, то пишешь заявление, и тебя обеспечивают завтраком-обедом-ужином за счет государства.

На сегодняшний день исправительные центры могут принять только около 8 тысяч человек, во многих регионах они переполнены (например, в Республике Адыгее, так что осужденных на принудительные работы отправляют в соседний Краснодарский край). Меж тем право на замену реального срока альтернативным видом наказания (теми же самыми принудительными работами) имеют, по подсчетам ФСИН, почти 200 тысяч человек, то есть половина всех тех, кто сидит в колониях. Для непосвященных: осужденные за преступления небольшой и средней тяжести имеют право на замену наказания на принудительные работы после отбытия в колонии общего режима не менее 1/4 срока.

- Замена мигрантов осуждёнными может оказаться делом весьма полезным с точки зрения гуманизации наказания, - говорит бывший начальник Управления юстиции Мосвы Юрий Костанов. - В советские годы это уже было. Сперва осуждённых по приговору направляли в химическую промышленность (на судебно-тюремном сленге - «химия»). Потом  включили в УК статью 24.2 — условное лишение свободы с обязательным привлечением к труду.

Работая в Прокуратуре Союза, я участвовал в проверках результатов применения мер наказания, не связанных с реальным лишением свободы. Рецидив был минимальный. Важно только правильно определить контингент, к которому этот вид наказания применим, и правильно организовать отбывание.

Однако правы и критики: в России, как правило, инициативы тюремного ведомства оборачиваются ГУЛАГом. Были и назначаемые «сверху» показатели числа осуждённых с применением статьи 24.2, и приписки показателей их трудовых успехов, и всякие прочие глупости. Это был вариант ГУЛАГа, поскольку таким образом восполнялся дефицит рабочей силы.

Но это был либеральный вариант: проживание в общежитии без колючей проволоки и решёток на окнах, иногда на съёмных квартирах, получение зарплаты, при хорошей работе отпуска и т.п. Теперь предлагается заменить осуждёнными мигрантов — то есть это опять способ восполнить дефицит рабочей силы. Но достаточно ли чётко ФСИН представляет характер работы, которую сейчас выполняет большинство мигрантов (таксисты, дворники, грузчики магазинов, уборщицы, сиделки в больницах и т. д. )?

А теперь разберем самые частые высказывания против инициатив.

Рабский труд не может быть качественным.

- Я бы с радостью «обменял» свой срок на «рабский труд», - говорит осуждённый Константин К. - В колонии ты в большем рабстве, ты там живёшь по режиму и сам себе вообще не принадлежишь. Так что глупо даже сравнивать. Я бы за одну только возможность иметь сотовый телефон, видеть близких и свободно ходить по улице все отдал (а те, кто на принудительных работах это имеют). Я бы за это точно вкалывал от души.

Еще один аргумент: за условиями содержания осужденных в принудительных центрах могут наблюдать члены ОНК. Они же, в случае чего, первыми получат жалобы на переработку, на высокие риски для здоровья и тд.

Осуждённые дворники - опасно для нас и наших детей.

На принудительные работы осуждаются люди за мелкие преступления. А когда суды заменяют реальный срок принудительными работами, то смотрят на тяжесть статьи. Насильников, педофилов, убийц, разбойников и грабителей на работы точно не допустят.

- Те, кому заменяют срок с реального на принудительный труд, в любом случае выйдут скоро на свободу, - говорят во ФСИН. - А так мы их к освобождению подготавливаем, даем возможность посмотреть - как они себя ведут среди общества.

Осужденные будут вести слишком разгульную жизнь.

Каждый, кто трудится на принудительных работах, знает: если он прогулял, выпил, оскорбил кого-то, то суд заменит наказание на срок в колонии. Процент тех, кто, понимая это, все же рискует, — минимален.

Арестанты откажутся работать.

- Воля лучше зоны, это даже не обсуждается, - говорит бывший осужденный журналист Андрей Евгеньев. - Но вопрос такой, какие условия вольному зэку дадут. Все зависит от этого! Там, скорее всего, дикая неразбериха, и беспредел будет в первое время, когда эта волна покатится, и что-то мне подсказывает, что это вызовет раскол внутри арестантского мира Конечно, лучше быть работать, но вот кем? Это тоже серьезный вопрос. И многие зэки скажут: «Арбайт махт Фрай (труд делает свободным – прим. Авт.) тут не канает»

В колониях останутся только бедные.

- Есть вероятность, что вопрос замены наказания станет коррупционным, - говорит другой бывший арестант Николай Митенков. - В итоге богатеи, которые натворили дел, будут решать вопросы денежным способом, чтоб соскочить с лагеря. И сидеть в принципе будут только небогатые.

Решают вопрос с заменой вида наказания только суды, но они действительно учитывают характеристику, данную в колониях. Однако подозревать коррупцию можно и в случаях с условно-досрочным освобождением.

Работать придется дольше, чем сидеть.

А это больной вопрос. Вот какое письмо пришло в редакцию из исправительного центра.

«У нас (осужденных – прим. Авт.) возникла огромная проблема, поскольку это ещё не развитый вид наказания. Когда мы отбывали наказание в колониях, у нас со временем появилась возможность замены наказания на альтернативу (принудительные работы), но, к сожалению нас, никто не предупредил о том, что при замене неотбытой части наказания сроки подачи ходатайства на УДО будут исчисляться не с момента вынесения приговора, а с момента вынесения постановления о замене не отбытой части наказания на принудительные работы.

Считаем, это несправедливо по отношению к нам. Раньше нам оставалось до УДО, к примеру 2 года, а теперь 3,5. Ссылаются на Постановление пленума № 8 от 2009 года, хотя вид наказания от 1 января 2017 года начал в России действовать. Это абсурд! Помогите нам! Донесите эту информацию до президента».

Вопрос «можно ли исправить преступника трудом» задавался на протяжении истории не раз. И ответа на него так и нет. Но что точно: ему можно помочь научиться жить в современном мире, а исправительные центры могли бы попытаться это сделать.

В настройках компонента не выбран ни один тип комментариев